Подразделы

Блокадный дом

Здание музея стало домом для многих сотрудников в блокадные 1941-1944 гг. Цокольные помещения по Университетской набережной и Таможенному переулку в первые месяцы войны были приспособлены под бомбоубежища, а затем – под жильё для сотрудников.

Окна подвальных помещений заложили кирпичом, внутри были сложены плиты для обогрева помещения, потом плиты заменили маленькими коптящими буржуйками. Сотрудники заготавливали дрова, разбирая старые деревянные постройки на окраинах города, когда-то предназначавшиеся под слом, убирали с территории вокруг музея снег, лёд, мусор. Не было электричества, замер водопровод, за водой ходили к Неве: в лёд была врезана бочка, образовывавшая прорубь для забора воды.

План помещений с пояснениями Р.И. Каплан-Ингеля документально свидетельствуют о жизни в музее, о которой вспоминают самим жильцы в книге «Из истории Кунсткамеры. 1941-1945».

Материалы подготовлены заместителем директора МАЭ РАН, к.и.н. Ю.А. Купиной, заведующей отделом информационных технологий М.В.Хартанович,  ведущим программистом М.В. Соболевой. Выражаем благодарность коллективу Санкт-Петербургского филиала Архива РАН за сотрудничество.

СПбФ АРАН. Р. IV. Оп. 6. Д. 134. Л. 161. © Санкт-Петербургский филиал Архива Российской академии наук

План убежища № 2

Помещ[ение] №2

Стол[ярная] мастерск[ая] с декабря 1941 г.  по 8 февраля 1942 занимал Ф.Б. Шапиро.

С марта <пропуск в документе>по <пропуск в документе>занимали Екимова, Каруновская, Кристман, Вяткина.

С <пропуск в документе>по 5 ноября занимали Антропова, Вяткина

Помещ[ение] №1

Б[ывшая] рест[аврационная] маст[ерская]. Первоначально хотела занять это помещение Л.Э. Каруновская, но не умея нагревать плиту, перешла в пом[ещение] № 2.

Помещ[ение] №5

Занимали Евстратова и Шакурова. После смерти Шакуровой (<пропуск в документе>), Евстратова выехала. В октябре 1942 перегор[одки] разобраны, и здесь устроена комната для отдыха техничек.

Помещ[ение] №7

Занимала семья мл[адшего] научн[ого] сотр[удника] Г.Г. Стратановича, состоявшая из Г.Г., его жены, грудного ребенка и тещи. Впоследствии в это же помещение переехала В.В. Антропова. После смерти жены и ребенка Г.Г. переселился в дворовой одноэт[ажный] флигель, куда переехали и дворники Егорова и Евстратова.

1 – склад[ная] кровать
2 – топчан
3  - нары.

Помещ[ение] №8

Предназначалось для семьи проф. Н.В. Кюнера. Одновременно было обещано Н.И. Винниковым главбуху А.И. Судакову. Т.к. Н.В. Кюнер не переехал жить в Ин-т, то здесь поместился Пиотровский, который целые дни читал при <неразб.>освещении, расходуя много электроэнергии, из-за чего у него были постоянные столкновения с комендантом. Впоследствии переехал в мед-сан пункт, где и умер.

Спальные места:
1 – стол
2 – ларь
3 – стол
4 – топчан
5 – стол

Помещение № 9

Основное убежище

1 – ларь с разн[ыми] матер[иалами]

2 – топчан С.А. Штернберг

3 – стол для занятий

4 – топчан Э.Я. Шапиро

5 – топчан И.Н. Винникова или Б.В. Росина

6 – топчан Петровы

7 - топчан фактически не занимали

8 – топчан, резерв – Карманова

9, 10 – топчан резерв невесты И.Н. Винникова с ребенком

11 – топчан Л.Э. Каруновская

12, 13 –  топчаны Панек с девоч[кой] дочерью

14 – топчан Таланова (?)

15 – топчан М.В. Степановой

16 – скл[адная] кров[ать] Максимова (фактич[ески] не занимала)

17 – топчан А. Попов

18, 19 – Лев с женой, впослед[ствии] переех[али] в бомбоуб[ежище] по Там[оженному] пер[еулку]

20 – топчан Н.А. Липская

Современный вид помещений, оборудованных в блокаду Ленинграда под бомбоубежища и проживание сотрудников
Фото С.Б. Шапиро, Е.О. Осадчей.